• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:31 

таким же...

Я не знаю, куда мне идти…
Полон дом – а вокруг тишина.
Неприкаянность – символ пути.
Рассеченных – не греет луна.

Гулким отзвуком – эхо бредовости снов.
Предначертанным – выбор – сталь и свинец.
Отражением – лязг неразбитых оков,
Всхрип – на горле сомкнулся венец.

Звездно-лунная высь? – вязко-серый рассвет…
И осознанный путь - ведет наугад.
Теплота ломких рук – и с него не свернуть.
Взрыв – улыбка и боль. - Распадается ад.

05.06.07.


13:57 

По зову сердца

В субботу просто почувствовал что мое место не здесь. Рванул на вокзал, понимая все больше - надо ехать. Пришла смс от Варды , и это стало последней каплей. За полтора часа взял билет на поезд, влез в долги и спустив все что было - потому что уверен - так надо и так правильно- сел на поезд. И в 7 утра оказался в объятиях Варды и Йовин!!! Так хорошо и тепло, от того что чувствуешь тех кто рядом - и они так же чувствуют тебя. Только.. тяжело бывает, когда чувствуешь и ощущаешь мир – так. Когда приходится доказать право быть просто собой. Сейчас Варда – как выпущенная стрела…

Первым делом поехали выгуливать совершенно чкашного пса Йовин. По дороге она взяла из дома плащи - черный мне и голубой Варде) Цивилы были в восторге. поехали на Хэлгор, по дороге Йовин рассказала о планах по его возражению, - создать небольшую общность тех, кто чувствует и мыслит одинаково.
Тропинка не сразу вывела нас к двойному кольцу деревьев. Только - когда проговорили что и как нужно сделать, чтобы не ранить случайно душу Хэлгора, и собрать действительно тех людей, которые увидят его так же как мы. Хэлгор спал. Так нам показалось сначала. По очереди начали петь. Когда Варда запела на ах энн - я почувствовала тепло за спиной - как будто центре Хэлгора взметнулся столп огня. И – мы словно очутились - здесь – и в ином пространстве и времени, как будто миры совместились в это точке.

Мы с Йовин начали отыгрывать сценки: Встреча за Гранью (по ПКА), и ЧКА-шное: приход Курумо с Чашей, - до меня наконец то дошло почему я так органически не переваривал собственного сотворенного. Йовин так хорошо его изобразила, что мне реально под конец захотелось запустить в него йогуртом – тока продукт жалко стало).
Решили разыграть воображаемый диалог Эру с мятежным сыном. Получился стеб. Хорошо что не слеш…
- Вечно тебе нужно все делать по своему.. – с укоризной промолвил Эру.
- Ну, сам таким создавал, так что теперь ругаешься?
- Это не я таким создал, это влияние ничто…
- Ну не фиг было на большом сроке беременности по ничто мотаться…
Под конец я все таки уговорил папика смотаться в Эндоре – припугнув тем что в противном случае кто будет укрощать мои вольнодумческие порывы.
- Воплощаться будешь?
- А это обязательно?
- Ну а как же – пройтись по влажной от росы траве тобою же задуманного мира – разве это не приятно?
- Не буду я человеком обращаться. Ежиком обращусь. А ты меня на плече носить будешь.
- Вот еще. Лучше берцы надену… Опять таки – травку ощутишь..

Затем делали большой блок из трех частей – интерпретация ЧКА, По ту сторону рассвета и После пламени. С момента возвращения раненного Хуаном Гортхауэра с Волчьего острова, и рассказа о смерти Финрода, после которого я решил отдать Дортонион и перейти в глухую оборону. Далее следовал приход Берена и Лютиени, причем Йовин пришлось быть сначала Гортом потом Лютиенью, от чего она немного запуталась. Причем в отсутствие Берена Варда решила наблюдать за действом со стороны, Лютиени пришлось еще и ткнуть меня кинжалом. Причем спать я категорически отказался – ну не верю я что полумайа может зачаровать валу – даже разбередив ему душу. Я сделал вид что сплю – потому что – почти поверил, очень хотел верить, что это возможно, что снова встретил ее. Лютиен вытащила Сильмарил, а когда я дернулся – ударила в ногу и побежала. Прихрамывая, я все таки догнал ее на выходе из тронного зала. Обида душила меня - но я не мог убить ее – вот так.. потому что в глазах светлой девы – увидел отблеск тех глаз, потому что не могла она знать слов песни на ах энн – но пела….
- Почему??? - Только один вопрос волновал меня

- Потому что наша любовь невозможна – но я пыталась сделать все что бы она могла сбыться, – сказала эльда, глядя огромными глазами, в которых не было страха – только отчаяние. И я отпустил ее. Вместе с сильмариллом. Потому что я не смог стать причиной того, чтобы эта невозможная любовь не сбылась. Может, хоть сейчас она станет – хоть насколько – возможной. А если нет – я не стану на ее пути. Хотя борьба за Сильмарил потопит Белерианд в крови. Не могу…

Полумайа скрылась за створкой массивной двери, а я больше не в силах держаться, рухнул на пол. Таким меня и нашел Гортхауэр, который был отправлен инспектировать передислокацию частей к Аст-Ахе и переселения гражданского населения вглубь земель севера, под защиту твердыни. Растормошил, влил силы. В глазах – слезы стоят… сам рвется мстить, уничтожать, чтобы оградить от боли, защитить… Мальчик мой, Меч Бауглира тебя называют.. . – поймешь ли…?
Вижу – пытается, хоть и вздрагивает и мечет грозные взгляды.
- Я же сам на это пошел, подставился – хотел понять, она или нет, потому – что почти поверил что это возможно.. хотел поверить…
- Как они могли – этим…
- Я думаю, что уходили они не такими как пришли – с надеждой. Особенно Лютиен.
Но все равно – так, тебе же больно… - Гортхауэр не выдержал, бросился, уткнулся головой в колени. Я не люблю этого – но сейчас было – по другому… две разорванные души, которые только в друг друге находят силы быть. Обнял его, провел ладонью по черным прядям.
– Я никогда тебя не оставлю… - шептал он .
– Никогда - это слишком долго…
– Нет, нет, учитель…
Я снова коснулся ладонью черных волос и сказал:
-Я очень хочу, чтобы они дошли.
Это был приказ.
Горт вернулся практически сразу. – на пути Берена встал Кархарот. Ученик был растерян, для меня же это была всего лишь морально-логическая задача, которую следовало решать. Мысль передать Сильмарил лично Тинголу вызвала у обоих такой приступ смеха, что думать стало проще.
- Горт, ты пойдешь, или может мне наведаться, Лютиен для Берена сватать…?
Или мне бегать теперь за Береном чтобы ему Сильмарил отдать?
Самым простым вариантом было выгнать Кархарота на Берена неподалеку от Дориата – чтобы по пути на них не обрушились бешенные сыновья Пламенного. И подстраховать – для надежности – исход боя.
Но это – против чести. Кархарот не виноват, что та игра, куда он влез, при любом исходе окажется ему не по зубам. Но погибать от стрелы своих… И Берен – достоин того чтобы решать все самому. По крайней мере не мне - лишать его этого права.
- Проводите Берена и Лютиен до границ Дориата. Вести незаметно. В бой вступать в случае прямой угрозы. А дальше…
- Я понял. Я выгоню Кархарота на Берена в близи Дориата. И дальше все решит поединок.

Уже днем до меня довалилось окончание смс Варды: « Можно ли приехать в Казань...»)) после обеда наконец то освободился Тано, чему я был рад безмерно и всю дорогу потом не сводил с него глаз. Себе я при этом напоминал забавного щенка, который наконец дорвался до «погладить». Мы перехватили его на станции метро, потом поехали на Горбушку – Варда хотела сделать подарок – диск с оперой «Иисус Христос –суперзвезда» (Сейчас он лежит на столе и я уже знаю что буду смотреть вечером, думая о тебе, Королева)) Там мы встретились с Таурнилом, попытались вытащить Дрейка – но у него подъехать не получалось. Оставался час, и мы решили все таки доползти до Аира.

По дороге Тано выдал анекдот, после которого я сполз по забору:
- Приходят Берен и Лютен в тронный зал. Берен в волчьей шкуре ждет пока Мелькор окончательно уснет. Тот, в полудреме бросает Берену кусок мяса. Берен думает –никуда не денешься надо жрать. Тут Мелькор начинает дико ржать, сон с него моментально слетает. Он бросает еще один – Берен съедает и его. Тут с Мелькором случается истерика, он падает с трона, корона слетает, Лютиен отковыривает Сильмарил и парочка удирает. Выбравшись из Ангбанда, Берен спрашивает:
- Лютиен, что его так развеселило
- А ты шкуру не той стороной одел…
Реплика Тано: - Я бы тоже смеялся если бы мои волки мясо задницей ели…
Финиш…

В парке было достаточно уютно и гармонично – у входа старички танцевали под татарскую гармошку, какой то народ рубился на полянке – в общем, полная идиллия. Времени у нас хватило правда только на то чтобы пофоткаться и покурить – к 19 часам на вокзал хотел приехать Гор – я жутко надеялся, что он все таки успеет приехать с полигона и я его увижу – хоть на минуту. По дороге у Варды нарисовался вариант со впиской – решилась проблема хотя бы на седня. Обратной дорогой обсуждали как соорганизоваться на День ирисов. Запомнились глаза Йовин – она почувствовала себя не очень хорошо – и взгляд был таким добрым и беззащитным…
К Казанскому решили идти воздухом. Уже на входе в вокзал позвонил Гор – у него не получалось приехать… в груди защекотало предательски, но когда я поговорил по телефону – взбодрился, и попытался хоть как то донести до него тепло и ласку которые чувствую. Объявили пятиминутную готовность, но почему то казалось что времени много – хотелось всех обнять, найти какие то слова – но кондукторша загнала в вагон.. воздушный поцелуй, взмах руки… но на этот раз – не грустно. Наверно потому что понял – расстояние- не преграда. Главное – что они есть, каким-то странным поворотом жизни встретившись вместе)))





02:22 

собственно, Ангбанд

вот третья версия Танца на острее клинка. заведена после поездки в Москву к замечательному народу и сыгровке по ПКА

@музыка: из сумрака севера вновь в колдовские леса... (Дайолен- Даэрону)

@настроение: меланхолическое

Дневник Melkor Bauglir

главная